Смычки стучали по пюпитрам: О, кто-нибудь, приди, нарушь чужих людей соединенность и разобщенность близких душ! Художник, оценив это как дар судьбы, почти год таскал роман под мышкой, раскрывая то в метро, то в забегаловке, а то поутру на продавленной любовью тахте какой-нибудь случайной подружки, принадлежащей к той части человечества, которая и не догадывается о существовании Достоевского. В истории России еще не случилось такого естественного плавного перехода. Когда мне было двадцать пять, я расстался с двадцатилетней, редкостно одаренной женщиной, которую любил больше всего на свете. Мы знаем, что этот дядька-матрос предаст своего воспитанника, присоединится к тем, кто издевался над царской семьей.

Добавил: Moogukinos
Размер: 47.22 Mb
Скачали: 35116
Формат: ZIP архив

На наше счастье, эпоха явилась к нам не только в образе волкодава, но и в образе волчицы, выкормившей.

О книге «Волчий паспорт» Евгений Евтушенко

Так было после Октябрьской революции, и, к несчастью, так случилось и после событий в августе года. Но двадцатый век и меня не разорвешь.

А «Со мною вот что происходит» продолжало жить, ибо то, о чем оно было волчмй, происходило опять и опять, и не только со мною. Под псевдонимом социализма у нас образовался скрытый феодально-монархический строй. Они тебе не могут простить, что в их жизни никогда не было и не будет этого негра на мосту….

Похожие книги на «Волчий паспорт»

А я вспомнил о другом зеркале. Всю жизнь, с поспешной скрупулезностью сейсмографа, я лихорадочно записывал все подземные толчки и землетрясения двадцатого века, и порой мне было не до записывания собственного сердцебиения. Что такое русская литература? Евгений Ухналев — Это. Она тоже похожа на роман с потерянными страницами и даже с пропущенными главами.

  КНИГА ПОДНОГОТНАЯ СМЕРША СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Там с ухмылочкой близнеца-хитреца вас может поджидать другой тупик. Из-за них тоже, но мало ли стихов сейчас печатается на свете, и порой гораздо лучших, чем мои, а средства пасеорт все развиваются — вот уже и E-Mail появился, и Интернет… Мне повезло. Но это мне предстояло понять в восьмидесятых, а не в шестидесятых.

Please turn JavaScript on and reload the page.

Вот как мой личный дневник порой невольно превращается в дневник века. Сейчас главное — выработать инфраструктуру, позволяющую независимо от того, в чьи руки переходит власть, избегать разрушений. Ольга Ивинская — Годы с Пастернаком и без. Мне не жалко советской власти. Меня называли эгоцентриком, а на самом деле я был эпицент-риком.

Он еще время от времени бросался на нас, но хватка была уже не та. Одно из них — это страх стыда, другое — стыд страха. И вдруг, перегораживая этот силуэт, в конце моста выросла здоровенная фигура седобородого негра в черном длиннополом пальто и ярко-красном шарфе, развевающемся на ветру, как язык пламени.

Почему я не играю в карты рассказ по рассказу моего отца. Я благодарен двадцатому веку, потому что другого у меня не евутшенко.

Мы оба — и двадцатый век, и я — не подходим ни только под положительную, ни — я надеюсь — только под отрицательную мерку. Негр не приближался к нам, а надвигался на. Фехтование с навозной кучей Пусть это помнит, как предупреждение, сегодняшняя система, еще незаслуженно называющая себя демократией, ибо она, к сожалению, унаследовала от советской власти безжалостность к людям.

  АНВАР САНАЕВ КЛИПЫ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Читать онлайн «Волчий паспорт» автора Евтушенко Евгений Александрович — RuLit — Страница 1

Всю жизнь, с поспешной скрупулезностью сейсмографа, я лихорадочно записывал все подземные толчки и землетрясения двадцатого века, и порой мне было не до записывания собственного сердцебиения.

Жизнь подарила мне такую всемирную прижизненную славу, которая не выпадала на долю поэтов гораздо лучших, чем. Евтушенко до сих пор с успехом читает собственные стихи.

Евгений Примаков — Встречи на перекрестках. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем. Художник, оценив это как дар судьбы, почти год таскал роман под мышкой, раскрывая то в метро, то в забегаловке, а то поутру на продавленной любовью тахте какой-нибудь случайной подружки, принадлежащей к той части человечества, которая и не догадывается о существовании Достоевского.

Однажды в рейтинге поэтов одного постмодернистского альманаха я нашел себя на восемьдесят девятом месте, что тоже неплохо — как-никак, первая сотня. События очень евьушенко обгоняют людей, которые были во главе событий. Нужны слова, которые бы придали смысл жизни, объединили бы людей.